Колонка редактора -> Украинская «оборонка» и промышленный шпионаж

08.06.12 08:30

Дмитрий Тымчук, главный редактор

Украинская «оборонка» и промышленный шпионаж


В июле этого года вступил в силу приговор Красногвардейского райсуда Днепропетровска, приговорившего разведчиков Рю Сонгчеля и Ли Тхэкиля к 8 годам каждого за шпионаж против Украины. Как сообщили в ГПУ, жалоб на приговор от подсудимых, признавших свою вину, и их адвокатов не поступало. Ожидалось, что официальные власти и спецслужбы Северной Кореи будут ходатайствовать о выдаче своих граждан, однако реакция Пхеньяна была пассивной.

 

Как сообщалось ранее в заявлении Генпрокуратуры Украины, прибыв в Днепропетровск из Минска и действуя по предварительному сговору, Сонгчель и Тхэкиль пытались завербовать представителя КБ Южное. Граждан КНДР разоблачили в Украине сотрудники СБУ, по сообщению от работника КБ Южного, который был освобожден от ответственности. Шпионов интересовали секретные данные, касающиеся оборудования ракетно-космической техники, в частности, топливных систем летательных аппаратов, - их и задержали во время фотосъемки научных диссертаций под грифом «секретно». Научные работы, попавшие в прицел разведчиков, были посвящены новым прогрессивным технологиям ракетных комплексов, космических летательных аппаратов, жидкостных двигателей, систем поставки ракетного топлива, прочих ноу-хау. Официально в СБУ это дело не комментируют.

 

Что интересно, в данном случае разведывательная деятельность КНДР напрямую касается и России. В частности, КБ «Южное» как в прошлом разработчик межконтинентальных баллистических ракет (некоторые из которых остаются на вооружении России), активно участвует в совместных украино-российских проектах. В частности, это запуски разработанных в КБ «Южное» ракетоносителей «Зенит», которые осуществляет совместное предприятие Sea Launch, ракетоносителей «Днепр», которые осуществляет совместное российско-украинское предприятие «Космотрас» с космодрома Байконур и РН «Циклон» российско-украинского предприятия МКУ (Международные Космические Услуги). А значит, в данном случае организация промышленного шпионажа против Украины затрагивает и российские интересы.

 

Впрочем, нездоровый интерес иностранных разведслужб к украинской «оборонке» прослеживается фактически все время ее существования, причем особую активность проявляют как раз страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Так, Украина давно оказалась в прицеле такого «мирового промышленного шпиона номер один», как Китай. Стоит вспомнить, например, скандал, вспыхнувший в июне 2010 года: мировые СМИ сообщили, что Китай собрал прототип своего первого палубного истребителя четвертого поколения J-15, скопировав его с российского Су-33. Копия российского истребителя была собрана на основе одного из первых его прототипов - Т10К, купленного в свое время Китаем у Украины. После того как J-15 будет запущен в серию, самолеты будут базироваться на китайском авианосце Shi Lang.

 

Именно о подобных угрозах и предупреждало украинскую власть экспертное сообщество в 2010-2011 гг, когда с приходом к власти Виктора Януковича Киев декларативно нацелился на прорыв в военно-техническом сотрудничестве с Китаем. Украинской власти советуют помнить, что она должна обязательно учитывать устоявшееся «реноме» Китая как «промышленного шпиона» и любителя незаконного копирования иностранных образцов вооружений и военной техники, которые добываются в т.ч. и в рамках военно-технического сотрудничества. В частности, общеизвестны примеры копирования украинской техники – например, авиационной. В настоящее время ВВС Китая имеют на вооружении самолеты Y-7 и Y-8 – это модернизированные копии украинских Ан-24 и Ан-12БК разработки «Антонова».

 

На лицо и прямой промышленный шпионаж, осуществляемый китайцами в рамках военно-технического сотрудничества. В частности, китайцы долгое время демонстрировали интерес к наземному испытательно-тренировочному комплексу авиации НИТКА в Крыму, и даже посещали его по линии Минобороны. Также в 2008-2009 годах по заданию китайских спецслужб две группы шпионов пытались выкрасть технологию строительства НИТКА, но СБУ удалось сорвать эти замыслы и задержать злоумышленников на месте преступления. Тем не менее, вскоре было сообщено, что Китай строит аналогичный комплекс на своей территории, на острове Хулудао.

 

Как раз в контексте этой истории стоит вспомнить факт: не столь давно, зимой 2011 г широкий резонанс получила история с осуждением к 6 годам лишения свободы некоего Александра Ермакова, шпионившего против Украины в пользу Китая по комплексу НИТКА и задержанного в 2010 г. Вместе с 35-летним сыном Александром Ермаков зарегистрировал в оффшорной зоне фирму по оказанию посреднических услуг в сфере поставок оружия. Основным ее профилем стал сбор военно-технической, эксплуатационной, методической, научно-технической информации, как по собственной инициативе, так и на заказ. В конечном итоге у Ермакова заказали сбор информации по комплексу НИТКА — добыть документацию по созданию полигона, его использованию, посулив $1 млн, выдав задаток и снабдив фотоаппаратами.

 

В июле 2010 г Военный апелляционный суд Центрального региона вынес приговор по обвинению в шпионаже старшего полковника Народно-освободительной армии Китая, Яо Цзюня, который в качестве слушателя проходил курсы повышение квалификации в украинском ВУЗе. Освобождая шпиона от тюрьмы, суд объяснил причину освобождения существованием «смягчающих обстоятельств», не разъяснив, однако, какими именно были эти обстоятельства. Несмотря на то что, Яо полностью отрицал выдвинутые в его адрес обвинения о краже украинских секретов, суд счел что имеющиеся доказательства полностью подтверждают факт совершения преступления предусмотренного ч.1 статьи 114 Уголовного кодекса Украины (шпионаж). Какие именно секретные данные собирал китайский шпион, судья сообщить отказался, ссылаясь на то, что дело рассматривалось в «закрытом режиме».

 

Интересно, что, с одной стороны, украинские оружейники в целом понимают опасность передачи в Китай не только технологий, но и образцов вооружений, а равно узлов и агрегатов с тем, что в КНР могут заняться их копированием. Так, в начале августа 2010 года председатель совета директоров украинского предприятия по строительству авиадвигателей "Мотор Сич" Вячеслав Богуслаев заявил, что у предприятия есть твердый контракт с Китаем на приобретение двигателей АИ-222 с форсажной камерой для китайского учебно-тренировочного самолета L-15. "Контракт предусматривает опцию на поставку 200 моторов, но этого не будет. Они будут стараться сделать двигатель сами", - сказал тогда Богуслаев, подчеркнув, что "Мотор Сич" выступает категорически против передачи технологии производства двигателей в Китай. Между тем, модификациями упомянутого авиадвигателя оснащаются российские самолеты, а модификация АИ-222-25 изначально разрабатывалась для российского учебно-тренировочного самолёта Як-130.

 

С другой стороны, в июле этого года стало известно, что Украина и Китай готовят расширение заключенного в 2011 году контракта на поставку украинских силовых установок с двигателем 6ТД-2E 9 мощностью в 1200 л.с. для китайского основного боевого танка MBT-2000. По данным, попавшим в СМИ, объем нового контракта может составить не менее 200 силовых установок. Как известно, предыдущий контакт на поставку в КНР 50 моторно-трансмиссионных установок на базе двигателя 6ТД-2Е объемом порядка 20 миллионов долларов был заключен ГП "Завод имени Малышева" в августе 2011 года и стал продолжением контракта, заключенного украинской и китайской сторонами в 2008 году.

 

А параллельно Украина и Пакистан заявили о том, что расширяют сотрудничество в программе создания пакистанского основного боевого танка Al-Khalid. В частности, как стало известно из источников на ГП "Завод имени Малышева", по итогам прошедших переговоров руководства украинского бронетанкостроительного завода и пакистанской Heavy Industries, достигнута договоренность о поставке пакистанской стороне крупной партии украинских силовых установок с двигателем 6ТД-2 для ОБТ Al-Khalid. По предварительным данным, "речь идет о поставке более чем 100 силовых установок в рамках не менее чем 5-ти летнего контракта". При этом в ходе переговоров стороны подтвердили стратегический статус сотрудничества между Украиной и Пакистаном в области бронетанкостроения, стартовавшего успешной реализацией заключенного в 1996 году масштабного контракта на поставку Пакистану украинских танков Т-80УД.

 

То есть, в данном случае мы видим интерес других стран к украинскому танковому двигателю, и попытки его закупки большой партией со стороны Китая. На данный момент это, безусловно, выгодные контракты. Но, учитывая предыдущий печальный опыт, нельзя гарантировать, что вскоре на региональном рынке не появятся сделанные в КНР копии украинских силовых установок для бронетехники, причем более дешевые (а скорее – не сами двигатели, а оснащенные ими образцы китайской бронетехники). Увы, от такого «побочного эффекта» в сотрудничестве с китайцами не застрахован никто.

 

Что интересно, угроза промышленного шпионажа совместным украинским проектам в сфере ОПК отмечалась и со стороны «цивилизованной» Европы. Яркий пример тому – новый военно-транспортный самолет Ан-70. Суть в том, что история «сотрудничества» Украины с европейскими странами по проекту этого самолета стала, пожалуй, самой блестящей операцией разведок европейских стран против Украины в плане промышленного шпионажа. Ведь, как известно, в конце прошлого столетия на протяжении ряда лет европейцы под обещания громадных контрактов по закупке украинского самолета выкачивали техническую документацию из производителей. В конечном итоге Европа от Ан-70 отказалась в пользу своего новоявленного проекта А-400М. Об успехе этой операции может судить даже неспециалист. Для этого достаточно лишь сравнить фотографию украинского самолета и европейского «альтернативного предложения» - просто братья-близнецы.

 

Насколько известно, «работой» по Ан-70 военных атташатов (читай – иностранных разведчиков) посольств некоторых европейских стран, аккредитованных в Украине, в свое время занималась военная контрразведка СБУ. Но и ход этих расследований, и их результаты Украина не афишировала. Впрочем, по понятной причине, - трудно одновременно говорить об евроинтеграции, и обвинять международную структуру, в которую мы интегрируемся, в банальном воровстве.

 

Все эти случаи показывают, насколько активно действуют спецслужбы иностранных государств против военно-промышленного потенциала Украины. А это, в свою очередь, означает, что Украина, демонстрируя курс на открытость и укрепление военно-технического сотрудничества с другими странами, должна учитывать все возникающие риски, ибо в разведке и бизнесе друзей не бывает. И в массе случаев пусть даже миллионные прибыли от такого сотрудничества сегодня очень легко способны обратиться в миллиардные убытки в будущем.


Версия для печати