Аналитика -> Что означают «стандарты НАТО»?

26.12.08 08:29

Дмитрий Тымчук, главный редактор

Что означают «стандарты НАТО»?

Любой разговор об интеграции Украины в евроатлантические структуры безопасности рано или поздно сводится к дискуссии о пресловутых «стандартах НАТО». При этом один из важнейших и постоянных аргументов противников приближения страны к НАТО заключается в том, что в таком случае, мол, Вооруженные силы Украины будут вынуждены закупать только вооружение и технику «натовского» образца, а это означает гибель всего украинского оборонно-промышленного комплекса.

 

Дискуссии именно такого толка вызвало подписание Хартии о стратегическом партнерстве между Украиной и США. А именно – задекларированное намерение американской стороны передавать технику украинской армии, которое в данном случае означает в том числе готовность рассмотреть вопрос о передаче ВМС Украины американских фрегатов. Мол, с этого и начинается переход на «стандарты НАТО» и полное разрушение национального ОПК.

 

Очевидно, стоит все же разобраться, что все-таки означают пресловутые «стандарты НАТО», которыми который уж год пугают общество противники евроатлантической интеграции Украины.

 

Относительно самого термина “стандарты НАТО” существуют определенные стереотипы. В голову сразу приходит разница между натовским калибром 120-мм и советским 125-мм (принятым по понятным причинам сегодня и у нас, ведь Вооруженные силы Украины имеют на вооружении ВВТ - вооружение и военную технику - еще советского производства) для танковых орудий, да разница в калибрах стрелкового оружия. Хотя насчет последнего, как известно, уже фокус стандартизации: на самом деле 5,56-мм американское автоматическое оружие аналогично по калибру нашему 5,45-мм автомату АК-74, все дело в технике измерения калибра. Американцы измеряют расстояние между двумя противоположными полями по диаметру нарезов ствола, тогда как мы – внутренний диаметр. А калибр на самом деле одинаков, разница лишь в форме боеприпаса.

 

Однако стандартизация в понятии НАТО - понятие весьма объемное, не ограничивающееся лишь калибрами или техническими стандартами. Считая ее жизненно важной необходимостью для общей оперативной эффективности военных сил блока, руководство Альянса разделяет четыре основных типа стандартов: системы и компоненты ВВТ, доктрины и тактика (если использовать натовский “сленг”), процедуры, терминология. Стандарты разделяются на два вида - так называемые Стандартизационные соглашения (они широко известны под сокращением STANAG - Standardisation Argeement) и Публикации Альянса. В НАТО считается, что стандартизация не просто позволяет эффективно использовать экономические ресурсы, но и является важнейшим фактором целостности блока и действенности его военной структуры. Потому обязательна она для всех членов.

 

Стандарты охватывают практически все сферы деятельности военной составляющей блока - от стандартов на каски и аммуницию, вооружение, средства связи, до штабных процедур и руководящих документов, оперативную деятельность, и даже на подготовку специалистов для работы в многонациональных штабах.

 

Возможно, свидетельством того внимания, которое уделяют в НАТО единым стандартам, может послужить такой факт. Практически каждая военная структура в составе центрального руководства НАТО имеет отделы и комитеты, занимающиеся стандартизацией. Помимо MAS, при штаб-квартире действуют такие центральные структуры подобного профиля. Это Комитет НАТО по стандартизации (NCS - NATO Committee Standardisation), Бюро стандартизации НАТО (ONS - Office for NATO Standardisation), Совет НАТО в области связей по вопросам стандартизации (NSLB - NATO Standardisation Liaison Board), а в 1995 году для мониторинга, внедрения и совершенствования Программы стандартизации НАТО была создана Организация НАТО по стандартизации (NSO - NATO Standardisation Organisation).

 

Для Украины переход на новые стандарты содержит немало проблем, которые предстоит решить. Если танковые орудия еще как-то потерпят (к тому же 120-мм “натовские” пушки наш ОПК выпускает, да и, насколько известно, как раз по поводу подобных «оружейных» стандартов никто, например, армии стран-неофитов НАТО из числа постсоциалистических государств не подгоняет), то немедленный переход, в случае получения статуса кандидата, на новые стандарты в области связи и информационных систем однозначен. А это - глобальная замена оборудования в структурах управления всех уровней, переход (по крайней мере, в области связи) с наших совдеповских аналоговых систем на цифровые. Вооруженные силы Украины имеют информационную систему “Днепр” и “секретную” систему “Карпаты”, но это лишь прообразы будущих информационных систем, которым предстоит интегрироваться в натовские системы “консультаций, командования и управления” (в НАТО обозначаются как “С3” - Consultation, Command and Control). Впрочем, процесс достижения совместимости идет полным ходом, причем проделан, учитывая постоянное недофинансирование армии, колоссальный объем работы в этом направлении.

 

Не стоит забывать и о требовании оборудовать на территории страны-члена своей составляющей глобальной Системы связи и информации НАТО CIS (Communications and Information Systems). Эта система охватывает всю территорию Альянса, соединяя штаб-квартиру НАТО в Брюсселе со столицами государств и высшими национальными военными командованиями. Существует требование совместимости CIS с национальными стационарными и мобильными линиями связи, как гражданскими, так и военными.

 

Проблема распространяется на обеспечение современной техникой по стандартам НАТО не только центальных структур управления, но и низших войсковых звеньев. При закупке новой техники ориентация на стандарты обязательна. Последняя фраза сказана не просто так. Мы уже сталкивали с разнобоем в характеристиках средств связи во время проведения миротворческих операций, правда под эгидой не НАТО, а ООН, но в данном случае это неважно. Малоизвестен тот факт, что после закупки современных средств связи от известного западного производителя для украинского отряда гуманитарного разминирования в Южном Ливане вскоре выяснилось, что закупленные образцы работают не в том диапазоне радиочастот, что принят в Миссии Объединенных Наций. Пришлось срочно менять.

 

Можно вспомнить еще один момент, касающийся миротворцев. При отправлении в Ирак военнослужащие 5-й омбр ВС Украины были снабжены кевларовыми шлемами (касками) украинского производства. Производители, имея лицензию от американской фирмы-производителя кевлара DuPont, предлагали каски по стандарту НАТО PASGT, уровни защиты стандарта STANAG 2920 (1,102g FSP). Однако наше военное руководство весьма резонно отклонило это предложение - боялись, что исламские партизаны начнут путать украинцев с ненавистными американцами.

 

Насчет перевооружения ВС Украины в случае вступления в Альянс следует отметить еще одно. С 1989 года в рамках стандартизации и планирования в области вооружений в НАТО действует Система планирования обычных вооружений (CAPS - Conventional Armaments Planning Systems), призванная ориентировать страны-члены на выбор программ вооружений. По мнению руководства блока, CAPS позволяет наилучшим образом удовлетворять индивидуальные и коллективные потребности Альянса, гармонизировать долгосрочные закупочные программы и определять будущие возможности в области вооружений НАТО, то есть прогнозировать развитие ВВТ. Здесь военно-политическому руководству необходимо найти баланс между нормами НАТО и интересами отечественного оборонно-промышленного комплекса.

 

Стандарты НАТО в терминологии и обозначениях - тема отдельная, и для Украины также немаловажная. Простейший пример. Как известно, не столь давно в Украине проходил Оборонный обзор - информационно-аналитическая процедура, касающаяся практически всех структур Вооруженных сил. Так вот, даже в руководящих военных документах этот термин - Defence review - поначалу переводился то как “оборонный анализ”, то как “оборонный обзор”.

 

До сих пор многие средства массовой информации на постсоветском пространстве, и украинские журналисты здесь не исключение, ловятся на удочки, расставленые невольно в свое время структурами НАТО, отвечающими за стандартизацию в области терминологии и обозначений. Именно они давали советским образцам вооружения свое, натовское обозначение, ведь истинные “имена” образцов советских ВВТ были на Западе тайной. Например, обозначения для самолетов советского производства, а в наших ВВС пока других нет (постсоветский Ан-70 не в счет, его в войсках еще не видели), давались Координационным комитетом НАТО по стандартизации в области авиации (ASCC - Air Standards Coordination Committee). Самолеты получали кодовые наименования исходя из заглавной буквы кодового слова (B - bomber, бомбардировщик, F - fighter, истребитель, C - cargo, транспортный и т.д.), при этом само слово никакой ассоциативной связи с конкретным самолетом, а порой и смысла вообще не имеет. Главное - первая буква, указывающая на тип самолета, и из скольких слогов состоит слово (один слог - самолет винтовой, два - реактивный).

 

Так, истребитель МиГ-21 по натовской классификации проходит как “Fishbed-N”, слово же “фишбед” переводится как “окаменелые останки рыб”. Это один из примеров того, что переводить натовское название на русский или украинский язык занятие хоть и увлекательное, но совершенно бессмысленное. Тем не менее, стратегический бомбардировщик Ту-160 (натовское название “Blackjack”) у нас вовсю именуют “Блэк Джеком”, “Черным Джеком”, хотя даже если переводить с английского, то слитное написание “Blackjack” может означать разве что “дубинка”.

 

Кстати, в широком смысле требования НАТО к “однообразию” следует рассматривать далеко не лишь как реестр технических требований и наименований к системам вооружения и военной технике, структурам оперативного планирования и управления, прочим армейским понятиям. Так, существуют определенные “стандартные” требования даже к национальному законодательству страны-члена блока. Согласно им, внутреннее законодательство должно быть совместимым с теми базовыми положениями и механизмами, которые приняты в Альянсе. Например, согласно “законодательному стандарту” НАТО, верхней границей оборонных расходов являются 2% от ВВП (этот показатель считается достаточным при нормально функционирующей экономике).

 

Еще один момент. В интересах развития стандартов и равномерного уровня ВВТ в НАТО действует Брюссельский договор об обмене технической информацией в оборонной сфере, подписанный 19 октября 1970 года (один из четырех обязательных для всех стран-членов технических соглашений). В случае подписания его Киевом он делает сомнительной дальнейшую кооперацию предприятий украинского ВПК с российской “оборонкой” (а это означает потерю заказов), ведь навряд ли россияне восхитятся перспективой ухода их военно-технических секретов прямым путем на Запад. Тогда как насколько радостно примут наших оружейников коллеги в странах НАТО для тесного сотрудничества - еще очень большой вопрос. При этом не следует забывать, что во многих отраслях “оборонки” (прежде всего это касается производства авионики, ветроники, зенитных ракет, элементов высокоточного оружия, средств связи) Украине для создания и производства систем вооружений современного уровня кооперация с мировыми производителями просто необходима.
 


Версия для печати